Because of Emotion
Чтобы стать счастливым, нужно делиться эмоциями с самыми важными для нас людьми. Эмоции делают нашу жизнь приятнее.

Проект «Because of Emotion» через серию мероприятий заново исследует саму природу коммуникаций и подчеркивает важность передачи эмоций.

Эволюция технологий изменила способ коммуникаций, и изменения эти будут продолжаться и далее. В то же время природа общения, состоящая в том, чтобы делиться с окружающими своими чувствами, не меняется с незапамятных времен. В доисторические времена люди выражали эмоции мимикой и жестами. Хотя цифровая эпоха дала нам возможность обмениваться большими объемами текстовой информации, одна из существеннейших функций общения теряется.

Основываясь на этой концепции, проект «Because of Emotion» представляет различные подходы к эмоциональному общению.

В команду проекта входят Look at Media, Faces & Laces, Tesla Boy, Парк Горького и Doskimag. Кроме того, коммуникационным партнером проекта стал один из ведущих мировых мобильных мессенджеров LINE.

Начиная с середины июня, проект предполагает целый комплекс мероприятий — как онлайн, так и офлайн. Команда проекта будет держать вас в курсе готовящихся событий.

Свернуть
Gera IX: «Бывает, приходит чувак и просит весы “Тюмень” нарисовать»

Gera IX: «Бывает, приходит чувак и просит весы “Тюмень” нарисовать»

Тюменский художник Gera IX известен и своими рисунками на стенах городов, и работами на телах людей. Пускай последнее вас не пугает — одно из главных его увлечений — татуировка. Два, казалось бы, соврешенно разных направления стали для Германа главным способом эмоциональной и творческой коммуникации как с незнакомой аудиторией, так и с друзьями, и клиентами. Его работы экспериментальны, и в то же время в каждой из них прослеживается неповторимый авторский стиль, который полюбился не только в России, но и за ее пределами. Его персонажи меняются в зависимости от окружающей среды и настроения, от эмоций человека, который пришел на сеанс в тату-салон, и города, где появилась новая настенная работа. Не случайно, что Gera IX также стал участником кампании BUZZ и проекта «Because of Emotion».

Как можно совместить татуировку и граффити, почему они остаются хобби и каково работать за границей — все это мы узнали, встретившись с Германом во время его короткого приезда в Москву. Кроме того, мы попросили художника поподробнее рассказать о некоторых его работах и поделиться эмоциями, которые он испытывал, создавая их.

Print

Стикеры, нарисованные Герой специально для проекта #BecauseOfEmotion

F&L: В чем для тебя заключается связь между граффити и татуировкой?

Gera IX: Сначала я занимался граффити. Все было очень просто: я писал буквы, штамповал имя. Потом я устал от этого и начал экспериментировать. Чуть позже я увлекся татуировкой — сделал себе несколько у одного знакомого. Тогда мне казалось, что это ужасно сложно! И, само собой, мне захотелось попробовать самому. Я дотошный, так что мне нужен был человек, который мог бы меня проконсультировать: какие есть меры безопасности, что за оборудование используется, как это все работает. Я не мог просто заказать китайскую машинку и начать бить себе на коленке. В Тюмени не получилось найти никого, кто мог бы мне помочь, и, в итоге, через знакомых я вышел на мастера в Омске. Он мне все рассказал и показал, мы стали хорошими друзьями, и с того момента я начал заниматься татуировкой. Правда, это было занятие для выходных, в основное время я со своим братом работаю дизайнером в нашей студии.

F&L: А ты помнишь, как первый раз делал татуировку другому человеку?

Gera IX: Было очень страшно. На первом сеансе я 30 минут просто не мог прикоснуться к человеку, потому что было очень сложно справиться с такой ответственностью, сделать качественно и не ошибиться. В общем, татуировку я сделал, и вроде бы даже неплохо, но потом от волнения мне было не по себе. После этого в течение года я сделал еще татуировок десять, не больше. Меня терзали сомнения, зачем вообще я в это ввязался и потратил кучу денег на оборудование. Постепенно страх отступил, я стал лучше разбираться, набрался опыта, стал проводить сеансы по вечерам после работы и пришел к тому, что татуировка стала моим хобби. Я не гонюсь за количеством, намного важнее для меня интересная идея и качественное исполнение. В итоге, получилось, что в моей жизни совместились три сферы: граффити стало увлечением для души, дизайн дает финансовую независимость и понимание того, как строить работу, а татуировка стала хобби, которое открывает новые горизонты.

01 copy

Это татуировка была третьей или четвертой в моей карьере. Тогда уже не было страха, но ее я делал около 10 часов, потому что трансфер, который переносит картинку на кожу, был китайский, а опыта у меня было мало, так что он стирался быстрее чем я успевал делать и большую часть татуировки пришлось делать наугад, восстанавливая паттерн. Сейчас я категорически против таких затяжных сессий, 3-4 часа максимум — не хочется мучать людей, да и сам я устаю.

F&L: Я знаю, что ты часто гастролируешь, работаешь приглашенным мастером в тату-салонах, не хочешь перебраться в Москву или европейские столицы?

Gera IX: Тюмень довольно благополучный город, и мне нравится его размеренный ритм. Путешествовать здорово, но жить в Москве я бы не хотел. Только что я вернулся из Берлина — меня приглашала довольно известная студия AKA. У них специфический стиль, из AKA вышли многие известные тату-художники. Они меня пригласили при условии, что я сам оплачиваю жилье и перелет, а они дают мне рабочее место, 60% с каждого посетителя и пиар. Опыт, конечно, очень крутой, только в европейцах отсутствует русская душевность. Я за два дня до того, как приступить к работе, пришел в студию познакомиться. Говорю: «Привет, я Герман», а они мне: «А, привет, Герман, круто, что приехал. Приходи в своей рабочий день, тогда мы тебе все и покажем».

F&L: Давай вернемся в Россию. В Сибири сейчас образовалась своя субкультурная сцена, очень богатая и активная, которая постоянно развивается и дает о себе знать далеко за пределами Сибири. На твой взгляд, это действительно так?

Gera IX: Выходит, что я живу на перепутье: и не в Екатеринбурге, но близко к нему, и не в Новосибирске. Но мне кажется, что в Новосибирске и Красноярске больше интересного происходит. Там регулярно проходят фестивали, куда привозят художников из других городов. А в Екатеринбурге есть мероприятие, которое называется «Стенограффия». Этот формат мне совершенно не близок. У них все очень по-русски, в плохом смысле слова.

02
Это можно назвать синтезом татуировки и граффити, мне стало интересно попробовать технику дотворка для передачи стилистики фэткэпа. Получилось, как мне до сих пор кажется, очень здорово.

F&L: В каком плане?

Gera IX: Подход называется «Давайте кучу народу сгоним, пускай рисуют». Приезжал, например, Петро, и ему просто не давали стенку, потому что никто ничего не согласовал. Или другому художнику согласовали фасад, который в этот момент находился на ремонте. Это странная организация, но меня радует сам факт, что они это делают. Просто подход не совсем правильный.

03

Это начало, картина с моей первой выставки. В этой серии я определил, в какой технике мне интересно работать. Отношение к этой выставке у меня странное, это было больше выполнение поставленной задачи — в короткие сроки сделать серию — чем осознанное творчество. Но это был бесценный опыт.

04

Картина с выставки, которую я провел через год после первой, с Андреем Адно. Тут я уже точно знал, что именно хочу показать, но техника меня продолжала удивлять. Большая часть работ построена на одной линии, случайной, но в этом и была суть.

F&L: А как ты вообще относишься к взаимодействию граффити-художников с городскими структурами?

Gera IX: Очевидно, что есть выгода чиновников, если городские структуры выделяют на это деньги. Опыт этот идет с Запада. Но подобные мероприятия — очень хороший шанс для художников заявить о себе. Так что такое сотрудничество выгодно и тем, и другим. Что касается вопроса легализации граффити — мне он кажется глупым. Многие люди давно себя не причисляют к нелегальному граффити и просто это делают для себя. Есть и те, кто каждую ночь ходит бомбить электрички. Есть еще и третий вариант, когда люди успевают и то, и то.

05

Мне было интересно пробовать эту технику не только на холстах и стенах, но и товарных вагонах. Ведь я все-таки вышел из граффити среды.

Кстати, тут очень интересно сравнение с моим увлечением татуировкой. В татуировке изначально все было на коммерческой основе, и люди всегда платили за нее деньги. Даже именитые тату-художники, с которыми я познакомился в Берлине, они не заморачиваются, с ними легко общаться, всегда можно обратиться с вопросом или за советом. А вот граффити в этом плане сильно отличается. Со многими художниками просто нереально встретиться, не то что поговорить на интересующие темы. Они настолько ставят себя выше остальных, что пытаться найти связь бесполезно. И особенно ярко это проявляется как раз на массовых мероприятиях.

F&L: А почему так?

Gera IX: Мне кажется, потому что в этой субкультуре сохраняется категоричность и почти юношеский максимализм. Деньги, возможно, не играют здесь такую роль, хотя на Западе, насколько я вижу, это становится очень прибыльным — на деньги от граффити можно жить. И граффити- и тату-художники работают для небольшого круга людей, но почему-то одни проще, а вторые пальцы гнут.

06

Спустя два года татуировка для меня становится чем-то большим, чем просто хобби. Она открывает новые горизонты, а у меня появляется понимание того, что я должен делать дальше.

F&L: Ты говоришь о небольшом круге людей, но татуировка в последнее время собрала вокруг себя очень большое сообщество. По крайней мере, несколько лет назад такое и представить было трудно. Как ты думаешь, в каком направлении сейчас двигается это массовое увлечение?

Gera IX: Думаю, что тут есть и положительные и негативные тенденции. В Россию хорошее оборудование и качественные «тачки» (тату-машинки — прим. ред.) стали привозить не так давно на самом деле. Даже те люди, кто 20 лет работает в России, начинают уступать тем, кто пришел в студии два года назад. Потому что вырабатывается техника, появляются интересные идеи. Есть художники, которые делают много однообразных эскизов, но есть и талантливые ребята. Да, мастеров достаточно, но людей, которые думают о том, какую татуировку они себе делают, единицы. Некоторые приходят в тату-салон, как раньше приходили в парикмахерскую: показывают фотографию и говорят: «Хочу так же». Единицы понимают, куда надо идти за хорошими татуировками, еще меньше — что такое хорошая и плохая работа, и совсем мало — кто готов платить за это соответствующие деньги. На Западе то же самое. Возможно, в Европе чуть больше людей с чувством вкуса, потому что вокруг них все красиво, но процент тех, кто делает что-то достойное, такой же маленький. За время пребывания в Берлине я встретил два человека с классными татуировками: один был немецкий панк с олд-скульными татуировками и русскими надписями, а второй — с рукавом под Томаса Хупера (Thomas Hooper). Остальные — дракончики, иероглифы, ласточки.

07

08

09

Значимым моментом на моем пути стало приглашение от берлинской студии AKA. Мне повезло поработать рядом с мастерами своего дела, показать себя и получить бесценный опыт. Я нашел время и сделал несколько холстов, которые оставил в студии.

F&L: Как ты думаешь, надо как-то воспитывать аудиторию?

Gera IX: Такая ситуация складывается во всех сферах. Есть мастера, которые прежде, чем делать татуировку, восемь часов общаются с человеком. Они узнают, что за клиент пришел, комфортно ли будет с ним работать. А есть совершенно другой вариант: парень, который по дороге с работы решил сделать татуировку, зашел в салон и сел к первому свободному мастеру. Это сиюминутный порыв! И в том, и в другом случае есть свои плюсы.

Я не могу определиться, по какому пути идти. Но я стараюсь общаться с человеком перед сеансом, даже пытаюсь переубедить. Иногда, когда я вижу эскизы, которые мне приносят, я говорю человеку, что это не очень эстетично и можно сделать лучше. Я присылаю ему более удачные, на мой взгляд, примеры. И часто приходит ответ: «Вот это круто! Спасибо, что переубедил!». А бывает, конечно, что приходит чувак и просит весы «Тюмень» нарисовать. Тут уже нечего спорить, я просто делаю. Все люди разные! Приходят сварщики, дизайнеры, хипстеры городские. Но, если я чувствую, что общий язык найти не удастся, я отказываю. В конце концов, для меня это не источник заработка, а хобби.